News Events

SOS! Кипрский кризис: как защититься?

13.03.2013

Ситуация с финансовой помощью Кипру со стороны Еврогруппы приобрела характер настоящего политического и экономического кризиса. Выделение Кипру 10 млрд. евро было обусловлено тем, что правительство республики соберет 5,8 млрд. евро путем введения единовременного налога на депозиты в кипрских банках. В ходе переговоров президент Кипра Никос Анастасиадис согласился на взимание налога в размере 6,75% на вклады до 100 тысяч евро, и в размере 9,9% на вклады свыше 100 тысяч евро, а также на увеличение корпоративного налога. Однако он заявил, что парламент Кипра откажется утвердить этот закон, ощутимо бьющий по интересам мелких вкладчиков банков, как граждан Кипра, так и иностранных.

До момента голосования в парламенте Кипра, назначенного на 19 марта 2013 года, обсуждались различные варианты обложения вкладов. Предполагалось освободить от налога вклады до 20 тысяч евро и даже до 100 тысяч евро, но при это повысить налог на вклады свыше 100 тысяч евро до 15.6%. В ходе экстренных переговоров правительства Кипра с Еврогруппой было получено согласие на это перераспределение налогового бремени, однако, было уже поздно. Новость об этом чрезвычайном налоге стала одной из самых обсуждаемых банковских новостей, вызвала множество откликов и острой критики, в том числе со стороны президента России Владимира Путина. Голосование в парламенте Кипра переносилось, и вот вечером 19 марта парламент Кипра отклонил правительственный законопроект. Против него проголосовало 36 из 56 депутатов, 19 воздержалось, один депутат отсутствовал на заседании. В поддержку законопроекта не было подано ни одного голоса.

Это, бесспорно, было связано с тем, что депутаты кипрского парламента прекрасно понимали, что подобное решение сильнейшим образом ударит по банковской системе страны — одного из важных источников благосостояния республики. Банки Кипра играли важную роль в международной торговле, обслуживали сотни крупных компаний, в том числе и российских. Подрыв доверия к банкам означает фактический крах кипрской экономики.

Впрочем, решение парламента вовсе не означает разрешение ситуации. Альтернатива выполнению требований Еврогруппы и сбора этого чрезвычайного налога – это возможный дефолт по кредитам, закрытие двух крупных банков и замораживание депозитов свыше 100 тысяч евро на 5-10 лет. По оценке МВФ, эти депозиты утратили бы порядка 40% своей стоимости, не считая других финансовых и экономических потерь. По всей видимости, ситуация все-таки близка к дефолту Кипра и на банковской системе этой республики, как и на одной из наиболее привлекательных низконалоговых юрисдикций, весьма востребованной российским бизнесом (Кипр предоставлял упрощенные формы регистрации и русскоязычный сервис), некоторые компании уже решили поставить крест. Кипрские банки от этого удара не оправятся еще очень длительное время.

Российская реакция на произошедшие события была очень острой, поскольку ситуация с кипрскими банками и чрезвычайным налогом сильнейшим образом бьет по интересам российского бизнеса. Из 70 млрд. евро депозитов было 30 млрд. евро иностранных, из которых, по данным Moody’s, 9,1 млрд. евро принадлежали гражданам России (по другим сведениям, 18,3 млрд. евро — данные Gazeta.ru, также называлась сумма около 35 млрд. евро, но эта оценка может быть завышенной). Кроме того, Россия предоставила Кипру государственный кредит в размере 2,5 млрд. евро, а также российские банки кредитовали кипрский банки и российским компаниям, зарегистрированным в кипрской юрисдикции, около 40 млрд. евро. По оценкам ряда экспертов, граждане России могут потерять около 2 млрд. евро от чрезвычайного налогообложения, тогда как другие меры (повышение корпоративного налога) мало затронут российский бизнес. Кроме того, транзакции кипрских банков заморожены до 21 марта 2013 года, и это также ведет к потерям российских компаний, размеры которых оценить затруднительно.

Все эти изменения затрагивают интересы российского бизнеса, который создал в иностранных юрисдикциях многочисленные компании, которые владеют крупными пакетами акций крупнейших российских компаний, таких как «Норникель», «Роснефть», ЛУКОЙЛ, Вымпелком, Челябинский трубопрокатный завод и другие. Через кипрские банки проходило около 90% сделок по купле-продаже акций на бирже Российской торговой системы (РТС), с кипрскими банками работали крупные брокерские конторы. Также, через компании и банки этих юрисдикций проходили крупные внешнеторговые сделки. Это не считая среднего и мелкого бизнеса, их депозитов и оптимизации налогообложения. Российский бизнес очень зависит от оффшорных и низконалоговых юрисдикций и банков, в особенности в сфере внешнеторговых сделок и инвестиций. Потенциальные потери и негативное влияние на российскую экономику в целом могут быть весьма высокими, хотя и не поддаются в настоящий момент оценке. Индекс РТС уже стал снижаться из-за кипрской ситуации.

Могут понести потери и бизнесмены из стран СНГ, Украины и Казахстана, но, пожалуй, меньшие, в силу того, что диверсификация и уход в другие юрисдикции с Кипра там начался раньше, в Казахстане из-за изменения национального налогообложения, а на Украине в силу поиска более выгодных юрисдикций, чем Кипр.

Накануне голосования в парламенте Кипра, президент России Владимир Путин провел совещание, на котором подверг это решение острой критике: «В этом контексте, оценивая возможное решение о введении на Кипре дополнительного налога на банковские вклады, Путин сказал, что такое решение в случае его принятия будет несправедливым, непрофессиональным и опасным», — сообщил пресс-секретарь Дмитрий Песков. Министр финансов Кипра посетил Россию c предложением об обмене долей в банках и месторождениях острова на срочную финансовую помощь, и Путин также провел телефонные переговоры с президентом Кипра, что вызвало острую реакцию со стороны канцлера ФРГ Ангеле Меркель, потребовавшей от Кипра переговоров только с кредиторами, без привлечения третьих стран. Кипр предлагал России предоставить республике кредит в 5 млрд. евро, но это решение принято не было.

В данном случае, кипрские события, безусловно, создают прецедент. Суть этого прецедента состоит в том, что вкладчики банков какой-либо страны, предоставляющей услуги низконалоговой или оффшорной юрисдикции могут оказаться вовлеченными в кредитные проблемы этих стран и лишиться части своих депозитов, а также столкнуться с проблемами в осуществлении банковских транзакций.

Однако, в целом, опасения у бизнеса в той или иной степени возникают при работе с любыми юрисдикциями в тот или иной период времени – никто не застрахован от возможных рисков. К примеру, в 2009 году, в пору мирового экономического кризиса, велись разговоры о возможности дефолта Великобритании, в силу дефицита баланса по текущим операциям, дефицита госбюджета и высокого долга Великобритании, который в 2011 году составлял 400% к ВВП страны, а британская финансовая система была связана с проблемными странами: Ирландией, Испанией, Италией, Грецией, которые сами стояли на грани дефолта и была реальная угроза «эффекта домино». Британские финансисты, впрочем, всех убедили, что ничего подобного не будет, поскольку Великобритания не знала дефолтов с XVII века. Британское правительство в 2008 и 2009 годах проводило национализацию банков и выделило в общей сложности 350 млрд. фунтов на спасение банковской системы страны.

Или же если говорить о Швейцарии – ее положение со стороны выглядит стабильно: госдолг составляет 40% от ВВП и является одним из наилучших в Европе. Однако, в сентябре 2012 года вице-президент совета директоров Швейцарского Национального банка Жан-Пьер Дантин заявил, что на ипотечном рынке страны возможно образование пузыря, угрожающего финансовой стабильности. Ипотечный бум был вызван низкой ставкой рефинансирования и привязкой швейцарского франка к евро. Ипотечный пузырь вполне может значительно раздуться вследствие бегства капитала с Кипра в более надежную швейцарскую юрисдикцию и подорвать финансовую стабильность.

Впрочем, сейчас это пока только общие слова и тенденции, а вовсе не преддверие нового дефолтного кризиса. С этими тенденциями надо считаться, их надо учитывать в планировании бизнеса, к ним нужно в определенной степени подготовиться, и это не повод впадать в немедленную панику.

Встает вопрос, что со всем этим делать бизнесменам? От ответа на него будет зависеть не только выход и размеры потерь в результате кипрского кризиса, но и аналогичным образом будут разрешаться такие же кризисы и в обозримом будущем.

Во-первых, наиболее очевидное решение — это отказ, полный или частичный, от кипрских банков и вывод средств в другие банки. Такое мнение уже неоднократно высказывалось.

Во-вторых, важный урок кипрского прецедента состоит и в том, чтобы не полагаться на банки одной юрисдикции, а осуществить возможную диверсификацию депозитов и расчетов, чтобы сократить или вовсе избежать потерь на случай повторения подобных ситуаций. Диверсификация становится, пожалуй, наиболее рациональным ответом на сложившуюся ситуацию. При этом, по мнению специалистов юридической фирмы «ALPS & CHASE», диверсификацию нельзя воспринимать как создание «облака» компаний-пустышек в разных юрисдикциях. Такая деятельность будет в любом случае подозрительной и «облачные схемы» могут стать причиной обвинения в отмывании денег. Диверсификация должна сопровождаться реальной заинтересованностью в работе в юрисдикциях Еврозоны или в азиатских юрисдикциях. В известной степени это подталкивает к глобализации бизнеса. Диверсификация важна тем, что она позволяет работать даже с проблемными юрисдикциями, например, продолжать работу с Кипром. При условии диверсификации можно создавать компании и открывать счета в британской и швейцарской юрисдикциях, которые сохраняют хорошую репутацию, даже при наличии всех перечисленных выше тенденций. Остаются привлекательными оффшоры и юрисдикции с британским правом и номинальным владением.

В-третьих, немаловажный вопрос — стоит ли паниковать в сложившейся ситуации? Паника, конечно, наихудший советник, и паническое бегство капиталов из Кипра вполне может быстро обвалить кипрскую финансовую систему, привести к быстрому дефолту страны, увеличить потери и ущерб. Тем более, что ситуация с Кипром пока еще далека от разрешения и возможны различные исходы, в том числе и вполне благополучные, например, связанные с изменением позиции Еврогруппы или получением Кипром крупного иностранного кредита, достаточно для выполнения условий без обложения вкладчиков банков и обрушения финансовой системы республики. Политические интересы ряда стран объективно препятствуют жесткому давлению на Кипр и на его финансовую систему.

В любом случае, возможности различных юрисдикций далеко не исчерпаны. Более того, после кипрского кризиса несомненно появятся новые возможности и инструменты для ведения международного бизнеса. К примеру, возможно полностью виртуализировать расчеты, применив самые современные способы клиринга, учета и управления финсовыми и прочими ресурсами на основе самых совершенных на сегодня систем защищенной коммуникации. При известной осмотрительности и диверсификации бизнеса из подобных кризисов можно выходить с минимальными потерями или даже с выгодой.

По условиям и возможностям работы по альтернативным юрисдикциям и банкам – Вы можете к нам обратиться по мейлу: // , 8 499 23 800 23


Возврат к списку